Человечество всегда стремилось к неизведанному. Пытливые умы издавна искали возможности к развитию: их манили глубокие воды морей и океанов; величественные горы; и, конечно же, необъятные космические просторы. Во все времена, выдающиеся ученные своих эпох, пытались понять и раскрыть его бесчисленные тайны.
Сможет ли человечество покорить Марс? А летать к звездам?
Группа отважных ученных отправляется в неизведанное, чтобы ответить на эти и многие другие вопросы. Смогут ли они? Какие трудности их поджидают? Все это сегменты одной единой мозаики вселенной – СЕГМЕНТАРИУМА!

Сегмент 1
Человечество всегда стремилось к неизведанному. Пытливые умы издавна искали возможности к развитию: их манили глубокие воды морей и океанов; величественные горы; и, конечно же, необъятные космические просторы. Во все времена, выдающиеся ученные своих эпох, пытались понять и раскрыть его бесчисленные тайны.
Цивилизация развивалась. Понятия о вселенной расширялись. Человек открыл для себя космическое пространство, даже побывал на ближайшем соседе Земли, её спутнике – Луне. Но на этом темпы изучения черного неба значительно замедлились. Передовые технологии не позволяли совершать далекие путешествия, а простые полеты на орбиту были неоправданно дороги.
Все же человечество не сдалось, наоборот, оно объединилось, дабы свершить следующий шаг в покорении космоса.
Несмотря на всю сложность и дороговизну проекта, в скорости должен состояться исторический полет человека, на Марс.
Миллиарды зрителей пристально следят за происходящим через свои приёмники. Планета замерла в ожидании.
Закончились последние приготовления. К стартовой площадке быстро приближается бронированный автобус. Резкий разворот перед трапом, визг колес. Вот уже из салона выходят трое людей в скафандрах. Им предстоит долгий и опасный путь.
Помахав на прощание зрителям, они, по очереди, начали подыматься в кабину ракетоносителя.
Первым из виду скрылся тайконавт Лю Пен, за ним последовал астронавт Майкл Ричардсон, замкнула тройку космонавт Анна Медовая.
Крышка люка плотно закупорилась и в считанные минуты стартовая площадка опустела. Запустился обратный отсчет… Три, два, один. Пуск! Струя пламени вырвалась из сопла двигателя и ракета, покачиваясь, начала набирать высоту. Через двенадцать минут она достигнет околоземной орбиты, где состыкуется с межпланетным кораблем «Марс-8».
Полет прошел незаметно, даже тяжесть перегрузок меркла по сравнению с волнением предстоящих открытий.
В кабине ракеты протрещало радио. – «До стыковки: три, две, одна…» Стыковку двух аппаратов сопровождала небольшая тряска.
-- Переходим в наш новый дом. – Скомандовал Лю Пен. Действительно, на последующий год этот корабль должен стать их домом или скорее темницей, так как покинуть его надолго, означает умереть мучительной смертью. Но экипаж об этом не думал, их ждало семьдесят дней полета к Марсу и еще больший путь обратно. Во время которого обязанности каждого члена строго распределены. Лю Пен – командир экипажа, отвечает за моральный настрой команды, соблюдение курса полета и вообще за всю экспедицию. Ричардсон – непревзойденный инженер, принимавший участие в разработке корабля, и на его борту следит за работоспособностью всех систем и агрегатов. На хрупких плечах Медовой, как медике экипажа, лежит задача следить за физическим и физиологическим состоянием своих товарищей. Поддерживая в форме работоспособность мышц, что в условиях малой гравитации чрезвычайно важно.
Теперь, когда экипаж находился на борту «Марс-8», успешность миссии зависит только от их слаженных действий.
Проверив все системы и заняв свои места, экипаж включил межпланетный двигатель. Исторический перелет начался.


Сегмент 2
В Центре Управления Полетами царила суматоха. Весь персонал озабочен новым проектом. Диспетчеры следят за локаторами, инженеры снимают показания с многочисленных приборов, а посыльные сержанты ежеминутно бегают с новыми докладами. Полковник Льюис, ответственный за экспедицию на Марс, все их выслушивал и раздавал указания.
-- Полковник, «Марс-5» стартовал…
-- Полковник, пять минут полет нормальный….
-- Полковник, экипаж не отвечает…
-- Полковник, запасной генератор запущен, Лю Пен на связи…
-- Полковник, поломка устранена…
-- Полковник, стыковка прошла успешно…
-- Сэр, экипаж ждет вашего благословения. – На этот раз вместо привычных сержантов, доложил капитан Майлс.
Капитан был резервным пилотом, подстраховывая Ричардсона, и до последнего находился на стартовой площадке «Марс-5». Теперь же он анализировал данные, полученные от экипажа, являясь главным специалистом проекта. К нему стекалась вся информация относительно межпланетного корабля.
Лично Майлс не вел доклада перед полковником, так как был перегружен работой. Исключения делались только в экстренных случаях, например как этот. Слова Льюиса будут последними, что услышит экипаж вплоть до приземления на поверхности красной планеты.
-- Сэр, вы в эфире.
Полковник Льюис подошел к этому делу крайне ответственно, понимая его важность.
-- Капитан Лю Пен, Майкл, Анна, я не буду произносить долгих речей и говорить, что вам делать. Черт побери! Вы лучшие, вы и так знаете, что нужно. На ваших плечах лежит величайшая ответственность – Держать ответ за всю планету. Знайте, вся Земля держит за вас кулаки и молится об успешности миссии.
-- Спасибо сэр! – Едва слышно, донесся голос Лю Пена из динамиков.
-- Будьте осторожны! Аня, береги их! В добрый путь! – На этом сеанс связи закончился. Льюис вернулся к выслушиванию отчетов…
-- …«Марс-8» включил межпланетный двигатель, связь с экипажем невозможна…
-- …засечена высокая активность на Солнце…
-- …полет «Марс-8» отслеживается радарами…
-- …записка от Майлса. «Корабль идет слишком быстро»…
Следующее сообщение полковник не стал выслушивать. Майлс бегущий в «Отдел космического наблюдения» говорил сам за себя, произошло что-то ужасное. Оттолкнув сержанта, Льюис, быстрым шагом, направился вслед капитану.
За несколько метров до цели, из-за двери, в которой скрылся Майлс, донесся шум и крик. Полковник еще более ускорил шаг, за несколько мгновений преодолев оставшееся расстояние. Рывком открыв дверь он увидел, как двое здоровых караульных оттаскивают капитана от пульта управления телескопом «Гатл». Офицер, ответственный за телескоп, вместе с опрокинутым креслом, ругаясь, лежал на полу.
Телескоп «Гатл», являлся вершиной технологического прогресса и гордостью ОКН. При его строительстве использовались передовые технологии и материалы, что позволило увидеть дальние звезды. Некоторые оптимистично настроенные ученные считают, что при правильной настройке с его помощью можно увидеть даже соседние галактики. Это и пытался сделать Майлс, до того как был схвачен, но успел лишь навести телескоп по курсу «Марс-8».
-- Докладывайте, только коротко. – Строго приказал Льюис.
-- М-8 набрал слишком большую скорость, а затем вовсе скрылся со всех радаров. Нужен визуальный контакт. – Обрисовал ситуацию капитан.
В это время вбежал запыхавшийся сержант.
-- Полковник, приборы показывают, что экипажа нет в радиусе действия маячков. Их нет в Солнечной системе.
-- Отпустите капитана, пусть делает все, что посчитает нужным. – Немного подумав, вынес решение Льюис.
Вырвавшись из рук охранников, Майлс тут же накинулся на панель управления «Гатл».
Расчетное место полета -- ничего…
Предполагаемый маршрут – снова лишь черная гладь космоса…
Капитан начал унывать – «Неужели это конец». – Подумал он, но вдруг на его руке запищал коммуникатор, звук сопровождался включением секундомера.
-- Это Майкл! Они живы! – обрадовался Майлс. – Но нет второго сигнала? Повторный сигнал отправляется автоматически через пять секунд. Судя по законам квантовой физики, никакой задержки не может быть. Используются два разделенных вещества. Реакция на одном из них, моментально приводит к реакции на втором, как бы далеко друг от друга они не находились.
Второй сигнал коммуникатора прервал браваду Майлса. Повисло молчание. Немного подумав, капитан, бормоча, достал блокнот и начал вести в нем расчеты.
Не поверив полученному результату, Майлс еще раз посмотрел на застывший секундомер. Все верно. Тогда, ничего не говоря, он снова перенаправил телескоп. Присутствующие были шокированы. На мониторе показался борт «Марс-8».
Произошедшее не имело объяснения. «Гатл» сделал снимок на границе галактики.


Сегмент 3
На приборной панели загорелась зеленая лампочка, показывая, что межпланетный двигатель включен. «Марс-8» с экипажем на борту начал набирать скорость.
Лю Пен сверял курс, внося поправки маневровыми двигателями. Майкл следил за температурой межпланетного агрегата и расходом топлива. Анна писала первые строки отчета. Полет проходил в штатном режиме.
Неожиданно, для всего экипажа, корабль словно подхватило и понесло вперед. Скорость начала возрастать. Сначала медленно, едва заметно, а затем ускорение увеличилось до немыслимого. Стало тяжело смотреть, болели глаза, не успевая улавливать свет. Затем и вовсе потемнело. Корабль вышел на сверхсветовую.
Точно нельзя определить, сколько прошло времени, однако корабль перестал набирать скорость. Вскоре зрение вернулось.
-- Что это было? -- Первой пришла в себя Медовая.
-- Не знаю, но лучше я проверю, что с двигателем.
-- Работаем, попытаюсь узнать наше положение.
-- Интересно, отразилось это только временной потерей зрения или задеты ещё органы? Приготовлю все необходимое.
Майкл с Лю Пеном уткнулись в корабельные приборы. Медовая же вышла в медблок, отметив, что идти стало легче обычного. Вернувшись со стетоскопом на шее и бортовой аптечкой она застала парней пялящимися друг на друга. Они находились в шоке.
-- Ребят, вы чего?
-- Нам конец. -- Хором выдавили из себя они.
-- Что за упадническое настроение? Анука быстро собрались и рассказали, что происходит.
-- Датчики зашкаливают. Двигатель перегрелся. Удивлен, как мы ещё не взлетели на воздух. -- Начал Майк.
-- К тому же невозможно определить где мы. Радары ничего не показывают. Визуально определить что либо не представляется возможным, скорость слишком высока. -- Продолжил Лю.
-- Радары не работают из-за термического фона, излучаемого двигателем.
-- Ага, значит, отключим двигатель и все наладится. -- Подытожила девушка.
-- То есть? -- не понял Лю.
-- Анька, молодец! Ты хоть и блондинка, но иногда дельные вещи говоришь. -- Оживился Майкл. – Если отключить двигатель он перестанет нагреваться. Термический фон уйдет и радары заработают. Да и корабль замедлится, гляди и визуальная картинка появится.
-- Отлично. Вот и займись этим. Мы же приступим к медосмотру. – Закончила Аня, снимая с шеи стетоскоп.
Медосмотр проходил по всем правилам: измерение давления; осмотр роговиц глаз; горла, носа и ушей; анализ крови. Аня умело проделала все эти процедуры над Лю. После чего настал её черед, так как Майкл все ещё громко ругался, возясь у консоли управления межпланетного двигателя. Лю Пен не столь быстро и не так профессионально провел осмотр Медовой. Только после этого видя, что ребята закончили, Майкл сдался.
-- Ничего не могу поделать, межпланетник не вырубается. Я трижды перезапускал программу, менял установки. Все в пустую, наверное, блок управления оплавился.
Повисло неловкое молчание. Все думали, как поступить. Лишь Анна, дабы не тратить времени понапрасну взяла у Ричардсона анализ крови. Смотря на то, как набирается кровь в шприц, Лю осенило. Пен незамедлительно поделился пришедшей мыслью.
-- Для работы двигателю нужен постоянный приток топлива. Если снизить давление в баке подкачки, то горючее перестанет поступать в камеру сгорания.
-- Идея хорошая, но не осуществимая. Давление в баке не регулируется -- возразил Ричардсон.
-- Может и глупость скажу… А разве там не должен быть регулирующий клапан, который бы сбрасывал избытки?
-- Есть, но он работает механически, автономно от основных систем. – После этих слов Майк пристально посмотрел на девушку. – Ну ты Аня гений! Давление можно скинуть вручную. Лю, нужен план корабля.
Через пару минут экипаж дружно рассматривал детальный план своего летательного средства.
-- К баку подкачки можно добраться двумя путями. Через медблок и через шлюзовую камеру. -- Подытожил Лю Пен.
-- Курочить медотсек не дам. -- Строго заявила Медовая.
-- Значит, решено, через шлюз. – Вынес вердикт Майкл. Захватив инструменты, парни направились к шлюзу, ведущему в открытый космос.
Майкл достал из кармана складной нож и бережно вырезал мягкую часть обшивки. За ней был пластиковый каркас, защищающий коммуникации. При помощи отвертки удалили и его, выкрутив нужные винты. Затем в руках появился инструмент, с виду напоминавший причудливые щипцы. Майкл аккуратно просунул его меж вороха проводов. Нажал на ручку и прибор раздвинул кабеля.
-- Лю, держи так. Если мы повредим проводку, проживем не долго.
Командир уверенно перехватил инструмент. Ещё в отборочном лагере всех кандидатов учили оставаться хладнокровными в критических ситуациях.
-- Вижу его, но есть проблема. -- Залезши по пояс в отверстие заявил Ричардсон. -- Здесь два клапана, они одинаковые.
-- Один точно наш. Что будет если открыть другой? -- Резонно спросил капитан Лю.
-- Предполагаю, откроется шлюз и нас вытянет в открытый космос.
-- Радужная перспектива, а еще варианты есть?
-- Есть, но на них у нас нет времени. Какой ломаем?
-- То есть ломаем?
-- Похоже, при сборке подумали, зачем здесь регулируемый клапан и поставили более дешевый.
-- Майк, мы не можем так рисковать.
-- Другого выхода нет. Была, не была. -- Ричардсон резко вогнал отвертку в правый клапан. Газ со свистом начал вырываться наружу. Система вентиляции благополучно переправляла ядовитую субстанцию за борт корабля. Двигатель заревел ещё громче и после громогласного надрыва, заложившего всем уши, умолк насовсем.
-- Кажется, нас не выкинуло в открытый космос. -- С облегчением прокричал Майкл.
-- И то правда.
В это время уши отложило, а в отсек вбежала Анна.
-- Парни, получилось! -- Радостно воскликнула девушка.
-- Всегда так говорил, видишь проблему – тыкай в нее отверткой.
-- Ричардсон, Отставить каламбуры.
-- Как прикажите кэп!
Все трое члена экипажа вернулись к пультам управления. Лю Пен занял кресло навигатора и начал выстукивать по клавишам бортового компьютера. Майкл с Медовой в это время рассматривали космос в иллюминаторы.
-- Я понятия не имею, куда нас занесло. -- Подытожил капитан результат своих трудов. – Мне незнакома эта часть космоса. Могу лишь сказать, что корабль попал в поле гравитации какой-то планеты. Прямо сейчас мы ложимся на её орбиту.
-- Там есть жизнь! Планета жилая. Майк, видишь, огоньки загораются. – Обрадовалась Анна.
Похоже на то. Мы потеряли большую часть скорости, но я могу настроить маневровые двигатели, и корабль спланирует на поверхность. Что делаем командир?
-- На орбите у нас никакой перспективы, спускаемся.
Экипаж занялся приготовлениями к спуску. Все волновались, им предстояло совершить первый контакт человечества с внеземным разумом. Они не хотели ударить лицом в грязь.

Поделиться: