Доктор Ван устало потер переносицу, сегодня он посетил уже троих пациентов, на очереди была некая мисс Лун. Он просматривал ее историю болезни, лениво перелистывая страницы.
«Галлюцинации. Перепады настроения… в результате стресса… авария», - быстро прочитывал доктор, хмурясь. Эта привычка – хмуриться при чтении – у него уже давно, избавиться от нее было трудно, какие бы замечания ему не делала жена.
- Ну как, общее представление имеешь? – спросил его вошедший в кабинет доктор Хью, высокий седовласый мужчина.
Несмотря на свои годы и профессию врача в психиатрической больнице, Хью умел выглядеть солидно. В белом выглаженном халате, в чёрных брюках со стрелками и начищенных ботинках, он более походил на бизнесмена, нечаянно зашедшего в больницу, но не на врача. В отличие от него доктор Ван выглядел худым, слабым и болезненным; к сорока годам он начал лысеть, носил очки в толстой оправе, и "щеголял" в мятом халате. Это удивляло, ведь его жена Лили была хорошей домохозяйкой и не позволяла себе таких оплошностей, как мятая или грязная одежда мужа.
- В общих чертах понятно. Давно она у нас?
- Третий день. По-моему, адаптировалась, можно поговорить с ней.
- Что ж сам ей не займешься? - доктор Ван поправил огромные очки.
- Думаю, беседовать у тебя выходит лучше, тем более, девочка у нас после аварии. Так что, покопайся, поспрашивай, может, выясним, в результате чего у нее начала прогрессировать шизофрения.
- Тебе лишь бы от трудной работы избавиться.
- Не переживай, препараты и курс лечения ей назначу сам, ты только заключение сделай и рекомендации.
Доктор Ван тяжело поднялся с кресла и убирал листы в свою папку. Больше всего сейчас ему хотелось пойти домой, устроиться поудобнее на диване в кабинете и почитать какую-нибудь интересную книгу.
- Хорошо, я иду. Пусть приводят ее через пятнадцать минут.
Спустя четверть часа он сидел в небольшой комнате с белыми стенами, со столом и двумя стульями. Дверь открылась, и в комнату вместе с медсестрой вошла невысокая девушка с черными спутанными волосами и желтоватым лицом, глаза ее как будто впали и излучали блеск. Усевшись напротив доктора, она положила руки на колени.
- Здравствуйте, я доктор Ван, а как вас зовут?
Девушка взглянула на него черными блестящими глазами и тихо, едва шевеля губами, произнесла:
- Ева. Ева Лан.
- Приятно с вами познакомиться, Ева. Сколько вам лет?
- Двадцать.
- Двадцать – это замечательный возраст, столько интересного впереди. Скажите, у вас есть какие-нибудь планы на будущее? Кем бы вы хотели стать?
- Исследователем.
Доктор Ван сделал пометку в блокноте, который всегда носил на подобные встречи.
- Почему? Можете рассказать поподробнее?
Девушка слегка наклонила голову вбок и прищурилась:
- Вы действительно хотите это знать?
- Разумеется, я хочу получше узнать вас, чтобы помочь разобраться в проблеме.
- Нет у меня никаких проблем! – внезапно выкрикнула Ева, наклонившись ближе к доктору. Голос ее задрожал, и она вернулась в предыдущее положение. – Вы все держите меня здесь силой, считая сумасшедшей. А я не сумасшедшая. Я не такая!
Глаза ее смотрели куда-то за пределы белой комнаты. Девушка молчала довольно долго.
- Тогда почему же вас поместили к нам? - аккуратно продолжил доктор, пытаясь вывести ее из своих мыслей и настроить на разговор.
- Потому что вы не верите мне.
- А чему мы должны верить?
- Я видела человека на луне.
Доктор сделал очередную пометку, присматриваясь к девушке. Та сидела спокойно, не была зажата и встревожена; если и считать ее безумной, то только за яростно горящие глаза.
- Это интересно, Ева. Можете рассказать поподробнее?
- Мы с отцом выехали на серую пустошь, искали какие-то камни, не помню точного их названия. Машина все время позвякивала, я говорила ему об этом, но он отвечал, что все в порядке. А затем на повороте нас занесло, - тут ее голос дрогнул и губы задрожали. Доктор Ван внимательно вглядывался в её лицо, но не находил признаков сумасшествия: только усталая, сломленная девушка, - Мы врезались в скалу, нас завалило камнями. Отец умер на второй день, его сильно придавило. Я держалась. А потом я увидела его.
- Человека?
- Да.
- Каким он был? – спрашивая, доктор быстро записывал ответы в блокнот.
- Высоким. Большим. У него была большая блестящая голова и белое тело.
- Что он делал? Он хотел помочь тебе?
- Нет. Он меня не видел.
- Тогда, чем же он занимался?
- Ходил. Немножко туда, немножко сюда.
- А затем?
- Ушел куда-то в сторону, его стало не видно из-за камней, лежащих вокруг.
- И больше не показывался?
- Нет.
- Ева, - доктор нахмурился, - когда вы лежали под камнями в пустоши, у вас болели ноги, руки, голова?
- Болели. Особенно нога, мне сильно ее прижало.
- Вы, наверное, очень устали там лежать. Ни воды, ни еды, один песок и скалы вокруг?
- Да. Я, конечно, привыкла к ним. У нас всегда так, особенно у исследователей и их семей. Выглянешь в окно – и только каменная пустыня кругом. Зато видно звезды. Они большие и яркие, тут в городе нет таких.
- Скажите, что вы чувствовали, когда увидели человека?
Девушка немного ссутулилась и подалась вперед, как будто собиралась рассказать какой-то секрет, лицо ее излучало таинственность.
- Сначала ничего. Я лежала и смотрела на звезды, гадая, ищут ли нас спасатели. Ведь за каждым отъездом в пустошь строго следят, а мы так и не вернулись. А затем на луне мелькнула огромная тень, все закачалось, и я увидела его. Это было волнительно. Что-то столь большое и сильное шло по луне, прямо передо мной. Я боялась не то, чтобы окликнуть его, а даже дышать было страшно. Как будто, если я пошевелюсь и сделаю что-то не так, он исчезнет, как видение. И я останусь совсем одна в этой серой пыльной пустоши.
- Что ты почувствовала, когда он ушел? Страх? Или обиду?
- Нет, я не обижалась, что он исчез. И мне не было страшно. Наоборот, меня словно наполнили силы. Я поверила, что человек на луне – добрый знак. Меня спасут. И, как видите, меня спасли.
Девушка виновато улыбнулась, сомкнула руки в замок и откинулась на спинку стула.
- Вы мне не верите?
- Не знаю, если честно. Ева, вы же понимаете, что у меня работа такая – никому не верить, иначе я не смогу никого вылечить.
Они помолчали некоторое время.
- Больше вы не видели его на луне?
- Нет.
- А что с вашим отцом? Это сильная утрата для вас, я соболезную.
- Спасибо, - девушка посмотрела доктору прямо в глаза, - мой отец был удивительным. А исследователем был превосходным.
- Вы хотите пойти по его стопам?
- Да.
- Это достойный выбор, Ева. Вы очень сильны.
При этих словах девушка горько усмехнулась:
- Тогда почему я нахожусь в сумасшедшем доме?
- Это побочные эффекты аварии. Действительно, очень трудно пролежать шесть дней под камнями. Вы очень сильная, вы дождались спасателей.
- Спасибо.
- Думаю, на сегодня хватит. Вам лучше отдохнуть, а потом помечтать о будущем, - доктор Ван подмигнул девушке.
Она поднялась со стула и направилась к двери, но остановилась и, поколебавшись, сказала:
- Доктор, все-таки я на самом деле видела человека на луне. Это было также реально, как видеть вас.
Доктор вышел из комнаты, снова потирая переносицу. Человек на луне, какая нелепая галлюцинация. Возможно, он сможет что-нибудь сделать, чтобы повысить шансы девушки попасть в исследователи. Все-таки психическая нестабильность, срыв могут негативно сказаться на ее будущей карьере.
- Ну что, какие рекомендации? – спросил подошедший доктор Хью.
- Месяц полного покоя, общая терапия, и отпустим.
- И все? А как же стресс? Шизофрения, галлюцинации.
- Это следствия обезвоживания, голода и боли. Но она настаивает, что ее видение было реально.
- Она настаивала на этом и до разговора с тобой. Думаю, станет настаивать и после. Месяца будет мало.
- Хм, - произнес доктор Ван, заходя в свой кабинет, - я подумаю над этим, а сейчас, дай-ка мне одеться и, наконец, уйти домой, я обещал Лили прийти пораньше.
- Хорошо, друг мой! Буду ждать твоего заключения, смотри, не тяни с этим.
- Будто я когда-то тянул.
Они попрощались. Доктор Ван вошел в кабинет, снял халат, небрежно кинул его на спинку кресла и тот медленно сполз на пол, пока мужчина собирал бумаги в портфель. Так и не заметив упавшего халата, он вышел на улицу и пешком направился домой.
Эта девушка, Ева, казалась сильной, хоть и страшно утомленной. Но глаза выдавали в ней волю и страсть. Тут любой бы захотел помочь, именно поэтому доктор Хью и направил на собеседование именно его, чтобы затем вдвоем заниматься этим делом.
- Человек на луне, - тихо проговорил доктор Ван, поднимая голову к ночному небу.
Сквозь стекло купола мерцали звезды, подмигивая всему городу своим холодным светом. Где-то с обратной стороны на небе светилась голубая планета, привлекательная и невинная, как мечта. Он видел ее дважды – на школьной экскурсии и несколько лет назад вместе с женой, когда они ездили с ней в пустошь. Земля была столь близкой и в то же время далекой, она манила и дразнилась. Мир, где обитают боги. Если бы эти боги, хотя бы один из них, спустились к ним на луну, чтобы тогда произошло?
Доктор Ван мотнул головой, прогоняя ненужные мысли. Он шел к дому, но чем ближе к нему становился, тем отчаянней бились в его голове опасения. Слишком немыслимо и слишком страшно. Мужчина просто влетел внутрь, столкнувшись в дверях с женой.
- Ты что так запыхался, бежал?
- А? Нет, я,- замялся доктор.
- Какой-то ты странный. Раздевайся, я приготовила замечательный ужин, тебе надо сбросить с себя рабочее настроение.
Он шел за Лили и думал: какая же сильная эта девушка Ева. Если бы он увидел человека, и тот скрылся бы с его глаз навсегда, он бы возненавидел всех богов. Потому что это было бы слишком жестоко с их стороны. Люди, если бы они существовали на самом деле, никогда не оставили бы их в этом сером пустынном мире; ведь так?
В нескольких сотнях метров от кратера на обращенной к Земле стороне замер полосатый флаг.

Поделиться: